Bleach

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach » IV Отряд » Палата №8


Палата №8

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Одиночная палата. В основном ничем не отличается от других - кровать, рядом с ней - тумбочка. У окна - стерильный столик. Ближе к входу - стол дежурного. Ящичка с лекарствами и инструментами нет.

Казалось бы, все как обычно. Единственное, что кажется неестественным - тяжелая железная дверь и решетки на окнах.

2

>>>> Общий ход битвы

События последних дней вытеснили с первого плана размышления Ичимару о бое с бывшим соратником. Смерть Тоусена, которая казалось чем-то важным, лишь на время заглушила самобичевания по поводу собственного провала.
Вспоминалось все. И как поклялся себе сделать этот мир лучше, и как упорно тренировался ради достижения своей цели, и как первый раз пошел на сделку с совестью... Выпадал момент, когда эти сделки превратились в нечто обыденное, а стремление убить Айзена стало одержимостью, больше похожей на смертельно азартную игру, чем на благую цель.
И, что самое странное, стыдно не было.
Ни во время пленения, ни на суде... А фраза Соуске словно озвучила собственные мысли, показалась настолько близкой, что бывший капитан третьего, впервые за все время пленения, почти улыбнулся. И вот тогда Гин впервые усомнился в собственной правоте... Айзен - тот, кто вырезал Совет, тот, кто покорил Уэко и хотел уничтожить Сообщество и Мир Живых - оказывается единственным, со словами которого совпадают его, Лиса, мысли?! Это странно... и очень страшно.
Альбинос боялся себя и раньше. Точнее того, на что был способен, того, как просто давалось выполнение не самых однозначные, с точки зрения добра и зла, приказов, как легко ожесточался и закрывался, стоило кому-то пойти наперекор...
А потом он привык... страх перед своими поступками стал лишь удивлять... в хорошем смысле...

Появление Кучики на суде не вызвало никаких особых эмоций. Наверное, надо было быть благодарным за поручительство и те показания, которые, можно сказать, дали надежду на спасение, но была одна проблема: Ичимару не хотел быть спасенным. Он даже не хотел жить.
"Аристократ сдержал слово," - констатировал Кицуне и по-прежнему хранил молчание, так и не ответив ни на один заданный вопрос.
Полученная рана заживала плохо. Боль и полуобморочное состояние только помогали отвлекаться от реальности, сознавать которую серебристый шинигами не хотел.
Он был закован, на шею был надет жгут, вытягивающий реатцу (что совершенно не способствовало восстановлению после ранений), и помещен в какую-то камеру. Лишенный возможности двигаться, он даже не мог понять, башня ли это или камера заключения в первом или уже тюрьма... Ожидание после суда продлилось несколько часов. А затем за Гином пришли - и не обычные стражники, а второй отряд, "Ах, какая честь...", отвели в четвертый. На этот раз Ичимару знал, где находится, глаза ему не завязывали.
В палате сняли цепи, оставив только ошейник.
Комната была небольшой, с решетками на окнах и превосходно запечатана. Даже если бы не этот красный поводок на шее, Ичимару, в его теперешнем состоянии, вряд ли удалось бы бежать. Да и куда бежать? И, главное - зачем?
Цели не было, желания продолжать борьбу за выживание - тоже.
Было пусто, безразлично. Лежа на больничной койке, экс-санбантай-тайчо был предоставлен самому себе и все, на что мог - вспоминать и анализировать в периоды между болезненным забытьем.
"Где я просчитался? - лица, события мелькали как картинки старого фильма, - это было не со мной.. или это было в другой жизни?"
Очнувшись в очередной раз, раненый услышал за дверью возню и разговоры, понял, что прислали кого-то для допроса, но различить голосов не мог, а почувствовать духовную силу - лишен возможности.
Дверь отворилась, Гин повернул голову...

Отредактировано Ichimaru Gin (2012-05-12 16:44:42)

3

Лазарет. Приемное отделение.
Приблизившись к столику охранника, девушка моментально поймала на себе подозрительный, строгий и просто таки ледяной взгляд шинигами. По спине пробежали мурашки, но отступать было некуда.
-Простите..-чуть ли не как овечка проблеяла Момо,но тут же взяла себя в руки и более увереннее продолжила.- я.. не хотела вам мешать, но могу я узнать..кто лежит в этой палате?
Охранник оценив собеседницу наконец сменил  свой взгляд на более мягкий и чуть улыбнулся.
-Ты лейтенант пятого отряда, Хинамори Момо?
-Д..да.-вновь неуверенно ответила девушка предчувствуя что-то нехорошее.
-Не думал что для допроса пришлют такую как ты.. - он поднялся со стула и подошел к двери повернув замок медленно отварил перед девушкой двери.
-Зачем он это делает?? Он спутал меня с кем-то??
-Простите я...- пискнула она что бы разрешить недоразумение, но твердой рукой охраник подтолкнул её внутрь, лишь сообщив.
-Как закончите..постучи.
Двери закрылись, оставив лейтенанта один на один с её волнением. Отведя взгляд от железной преграды она наконец осмотрела помещение, кое было куда приветливее чем она ожидала. Хотя на окнах были решётки солнечный свет без труда попадал внутрь на белоснежные стены и полы.  Все сияло чистотой но в воздухе летал запах горьких лекарств. Из-за яркого света глаза немного резало и приходилось щуриться, но разглядеть фигуру лежащую на больничной койке Хинамори смогла моментально.
-Не может быть! Ичимару-тай..-вдруг она прервалась осознав что он уже давно не капитан. Момо нахмурилась и медленно подошла к кровати смотря в лицо предателю, что так жестоко обращался с Кирой и Мацумото, коя любила его быть может больше собственной жизни.
-Вы причинили столько горя всем....и в итоге проиграли..должно быть ваше самолюбие пострадало больше чем ваше тело..так вам и надо.. обманывал, предавал, убивал и всегда находил это забавным...что же за существо вы Ичимару-сан...для чего вам это все?Чего вы добивались? видя страдания окружающих..тех кто вам верил ..кто вас любил..-мысли лейтенанта обернулись словами, но она уже не жалела что произнесла их и что раненый явно услышал их. -Почему вы все еще живы? все еще дышите...когда та кто вас любила пропала безвести..тот кто вам доверял сейчас борется за свою жизнь в этом же здании? Несправедливо...
На глазах накатили слезы а из-за собственных жестоких слов перехватило дыхание, но она уже не могла остановиться, словно превратившись в другого человека. Она склонилась над лицом лиса и на ушко прошептала.
-Как же я вас ненавижу..что хочу задушить вас своими руками...
-Что я несу?!!-вновь опешив от собственных слов она отпрянула от лиса и отошла  на пару шагов.
-Простите за мои слова..я не имела права переходить границу дозволенного при любом случае..Хотите пить?

Отредактировано Hinamori Momo (2012-05-13 10:24:34)

4

Хиномори? Они там окончательно рехнулись, что ли...
Лис смотрел на лейтенанта пятого отряда ничего не выражающим взглядом.
Я и сам думал, что не может... Чего пришла? Поорать или, чего доброго, жалеть будешь? С тебя станется... Не надо меня жалеть... Я ведь себя не жалею...
обманывал, предавал, убивал и всегда находил это забавным...что же за существо вы Ичимару-сан...
Отвернулся и уставился в потолок.
Понеслась... На чем я там остановился, пока ты не приперлась? Тааак... на том, когда для меня Айзен перестал быть просто целью... второе занятие по достижению банкая... кажется тогда впервые промелькнуло что-то похожее на уважение... Но нет, это не то... Когда я стал капитаном? Нет, раньше... в тот день, когда он сделал меня лейтенантом... Да, определенно, в тот день... Он сказал, что никого другого не представлял своим замом... и еще что-то, что же...
-Почему вы все еще живы? все еще дышите...
Ты мешаешь мне думать! Что, неужели еще не все?
когда та кто вас любила пропала безвести..тот кто вам доверял сейчас борется за свою жизнь в этом же здании?
Брови Ичимару слегка дернулись, он снова повернулся к Момо, силясь понять про кого она сейчас говорит.
Кира? Когда я его оставил, он был в плохом состоянии, но не опасном для жизни... Вряд ли ранения, полученные во внутреннем мире, могут усилиться после возвращения... А первое, должно быть, про Рангику... в прошедшем времени, как иронично...  Надеюсь, так и есть, так лучше... для нее... хотя, какое право Я, после такого грандиозного провала, имею судить..? Не важно... Если хоть что-то у меня получилось, она сейчас в Генсее... Даниель... он не мог причинить ей ощутимого вреда... Не настолько... Странно, что не вернулась еще...
Но тогда про кого ты говоришь... Кто мне еще доверял? Может, Тоусен выжил? Нет, ты не можешь говорить про него ТАК... Я не понимаю тебя... Объясни... Наверное, чуточку интересно... Не скажешь? Ну и ладно... все это уже не важно...

Серебристый шинигами прикрыл глаза и поверну голову к окну, а Хиномори, наклонившись, перешла на шепот:
-Как же я вас ненавижу..что хочу задушить вас своими руками...
Уже лучше, не так скучно, Момо-чан... Не ожидал... А чего шепотом, боишься, что кто-то услышит? Так тут каждый второй подпишется под твоими словами... Неужели стесняешься? Это так на тебя не похоже, говорить такие ужааасные вещи...
-Простите за мои слова..я не имела права переходить границу дозволенного при любом случае..Хотите пить?
Ну что же ты так быстро спеклась, девочка? А я-то на секунду подумал, что тот стержень, который так явственно проступал в твоем характере, наконец укрепился настолько, чтобы... Но нет, ты же на комара руку не поднимешь, пока не укусит... Задушить... Смешно...
При слове "пить" сухие губы пленного капитана дернулись, но представления о воде не вызывали никаких ярких эмоций.
Сдохнуть я хочу, Момо-чан... Яду не нальешь?
Гин глубоко вздохнул и, подавившись набежавшей в горло кровью, закашлялся.

5

Пытаясь успокоить взбесившиеся чувства Хинамори попыталась найти в себе силы сменить тему, она обращалась к своим добрым чувствам которые она потеряла минуту назад. Она посмотрела на лиса, что молча слушал все её угрозы и лишь редкие мимические реакции давали понять что он все хорошо услышал.  Момо налила воды в стакан стоящий на тумбе возле кровати и присела на край  продолжая смотреть на то как некогда восхетительный а парой пугающий капитан закашлял и из уголков губ показалась кровь.
-Дочего же вы себя довели...-равнодушным голосом прошептала она. Достав из кармана платок легким движением обтерла кровь на губах лиса.
-Интересно..вам сейчас больно?..
Поднеся стакан с водой к своим губам она набрала в рот воды и ничуть не смутившись прильнула к губам Ичимару заставив его попить. Отпрянув Момо убрала стакан в сторону и наконец спросила.
- Что случилось с тем розоволосым арранкаром? он выжил? как мне можно его найти? Остались ли те кто по прежнему может рискнуть ради Айзена-тайчо? Хоть вы и обманывали его за его спиной.. но капитан бы не стал вас подпускать если бы не был уверен что вы его не придадите.
Она говорила спокойным голосом и как можно тише дабы охранник не услышал их разговор.
-Тогда я так хотела остаться с Айзеном-тайчо..но мне не позволили этого...я верю что арранкары нам не враги..а вы..прожив с ними достаточный срок..верите в это?
-Мне стало любопытно...действительно ли этот лис шел за Айзеном-тайчо без злого умысла...или он был просто подослан Готеем...ведь он тут..а не в тюрьме.
Рука Хинамори скользнула по макушке лиса, его шее чуть чуть задержавшись на ней из-за ошейника, резко оказалась на груди Ичимару и смирно притихла в районе раны.
-Если я ....нельзя!
-Кто нанес вам эти раны? Скоро будет празднование нашей победы и я хотела бы отблагодарить этого героя со всеми почестями!  В мире живых есть огромное количество вещей для грандиозного праздновства! Шары! Гирлянды! будет большой феерверк! все шинигами оденут нарядные одежды и будут веселиться... быть может я и вам добуду кусочик торта..

Отредактировано Hinamori Momo (2012-05-14 06:57:01)

6

-Дочего же вы себя довели...
"Держу пари, видеть это для тебя -  удовольствие..."
Сил поднять руку, чтобы вытереть кровь не было, да и зачем? А Хинамори решила проявить участие. Лис не противился, да и в этой ситуации с ним можно было делать практически что угодно. Только когда ткань впитала красную жидкость, и Момо убрала руку, Ичимару недовольно дернул головой.
"Может еще подгузники мне поменяешь? Боль, это понятие относительное, Хинамори-кун, уж ты-то должна знать..."
Следующее движение лейтенанта удивило Ичимару еще больше. Он никогда не воспринимал Момо, как сексуальный объект. Более того, не представлял, как такое возможно. Прикосновение губ не вызвало ничего кроме раздражения на себя за то, что не имеет возможности отстраниться. Воду пришлось проглотить. Согретая теплом ротика девушки, жидкость показалась чуть прохладной для перегретого болезненным жаром тела.
"Знала бы ты, о чем я сейчас думаю, заставила бы съесть этот стакан... Но тебя же не волнует, ты же добрая..."
Дальше Момо снова перешла на шепот, произнося совершенно непонятные вещи.
"Не так быстро, не успеваю за твоим полетом мысли, Момо-чан. Ты всерьез это все или тебя действительно подослал Готей, чтобы расколоть преступника на признание? "-тайче", говоришь? А то, что он тебя фактически убил - это ничего? Нет? Совсем ничего? Странная ты... Еще и арранкарами интересуешься... Чего доброго, еще предпримешь попытку освободить Соуске... Или все-таки игра?"
Девушка повысила голос и, положив руку на грудь Ичимару, туда, где бинты, черные от крови, сдерживали рваную рану, принялась злорадствовать.
"С такими перепадами настроение, тебе место аккурат на соседней койке, Момо-чан... Мертв твой "герой"... А мне остается лежать здесь и думать, где же я так лохонулся, что вместо Айзена, под раздачу попал Канаме... Так что, если собираешься меня пытать - ты немного опоздала... Мои внутренние мучения дадут фору любому физическому страданию... "
Гин сосредоточился на ощущениях. Переживание боли отвлекало от мыслей и Хиномори, касаясь раны, сама того не зная, делала альбиносу одолжение...

7

Момо все говорила говорила, но ответов все не было, да и нужны ли были ей ответы? Возможно она хотела просто выговориться и излить душевные переживания. Хотя получив ответы на свои вопросы она сейчас вряд ли бы остановилась. Заметив как Ичимару словно погрузился в себя лейтенант наконец притихла.
-Знаете...быть может я вам даже немного завидую...вы поступали так как сами того хотели.. уверенна это и делало вас уникальным...
Вздохнув и окончательно успокоившись она почувствовала такое облегчение на душе, кое еще не чувствовала уже долгое время. Поднявшись с кровати она подошла к столику на котором были бинты и мази и вернувшись к больному на этот раз молча стала менять ему повязку. Бинты пропитанные кровью слипались и разматывать было нелегко, но извернувшись всеже она сумела это сделать. Перед её глазами открылась ужасающая картина, глубокая рана на груди сочилась кровью и плохо затягивалась.
- Ему не хватает сил на исцеление....ошейник..
Глаза шинигами вновь скользнули к шее лиса.
-Его так просто не снять..ладно пока просто перевяжу..
Она обработала рану и вновь перевязала грудь Ичимару, немного обтерла лицо экс-капитана влажной тряпочкой совсем не задумываясь, что тот думает.  А когда дело было сделано вновь уселась на краю кровати.
-Почему я все это делаю?...ведь я хотела стать шинигами только ради Айзена-тайчо..хотела быть ему полезной что бы он гордился мной...а теперь...Наверное мне стоит уйти сейчас....надеюсь меня не сильно накажут за своевольный визит к вам.
Она встала с кровати и подошла к двери обернувшись:
-Конечно после моего "приветствия" будет звучать странно..но..Ичимару-сан поправляйтесь ради Мацумото-самы..вы ей очень дороги..и исправьте свою вину перед ней..
Постучав в двери, она ожидала когда та откроется, но охранник по всей видимости не слышал  её, а может просто отошел? Кто знает. Но спустя пару минут атаки на двери она тяжело вздохнула.
-Ну..чтож..поболтаем еще..
вернувшись к раненому лису Хинамори окинула его взглядом, словно думая что же сделать с ним еще пока будет продолжать общение.

Отредактировано Hinamori Momo (2012-05-15 21:28:35)

8

1 отряд. Зал собраний. ==========>

Рецу шла медленно. Многое нужно было успеть обдумать. "Провести допрос", "вынудить дать показания"... Женщине давно уже не приходилось заниматься подобным. Вообщем-то, это никогда не входило в ее обязанности, скорее наоборот, ее работа начиналась после допроса, приведенного шинигами Второго отряда. Их методами Рецу пользоваться не собиралась.

Пройдя мимо охраны, Рецу открыла дверь. Кроме Ичимару, в палате был кто-то еще...
- Хинамори-фукутайчо? - несколько мгновений Унохана выглядела удивленной, - что Вы здесь делаете? - и этот вопрос касался явно не только нахождения лейтенанта пятого отряда в палате. Грязные бинты, флакончик с мазью, стоявший в другом месте, нежели оставила она... - Вы решили, что Четвертый отряд не справится со своими обязанностями, и решили помочь? - женщина говорила все так же тихо и внимательно смотрела на Хинамори, - Вы уверены, что имеете необходимую для этого квалификацию? К тому же, разве Ваши обязанности сейчас заключаются не в подготовке празднования?
"Какой же она еще ребенок... Неужели прибежала сюда, чтобы спросить об Айзене? Впрочем, какими бы не были ее вопросы, ответов она, похоже, не получила".

Внимание Рецу переключилось на Гина.
- Здравствуйте, Ичимару-сан. Как Вы себя чувствуете? - женщина не была уверена, что пациент ответит. Нет, не "заключенный". "Пациент". Для Рецу дело обстояло именно так. Не важно, что он натворил в прошлом. Сейчас - не важно. Он ответит за это, но позже.
Взгляд зацепился за блокирующий реяцу ошейник. "А вот это - плохо. Именно поэтому раны до сих пор не затягиваются нормально. Тело шинигами и его реяцу взаимосвязаны... Нельзя излечить внешние повреждения, не давая при этом пациенту восстановить свои силы"
Рецу подошла ближе к Ичимару, одновременно оценивая его состояние. Нужно было снять ошейник. Иначе все, что она делает не имеет практически никакого смысла... Тем более, что сейчас даже без этого атрибута Гин не представлял опасности для капитана Четвертого отряда. Случись что - она сможет его остановить. А вот присутствие здесь Хинамори заставляло опасаться. Неизвестно, как девушка поведет себя в ответ на возможные угрожающие действия.

9

-Знаете...быть может я вам даже немного завидую...вы поступали так как сами того хотели.. уверенна это и делало вас уникальным...
Хиномори, немного успокоившись, выудила откуда-то бинты и решила заняться перевязкой.
"Ага, значит мысль о подгузниках была не так уж далека от истины..."
Прилипшая к ране марля, отдираемая ручками лейтенанта, причиняла немало неприятных ощущений. Лис поморщился и стиснул зубы.
"Это что, новая техника допроса? Айзен мне не рассказывал..."
- Его так просто не снять..ладно пока просто перевяжу...
С трудом поняв, что девушка говорит о красной трубке, высасывающей реатцу, капитан посмотрел на Момо, явно оценивая ее психическое состояние.
"А может сразу вернешь мне меч и отвлечешь охрану, пока я решетку выламывать буду? Какая же ты, все-таки, странная... Почему ты не можешь позволить себе ненавидеть меня во всех проявлениях? Почему одни слова?"
Словно в ответ на немые вопросы, Момо заговорила. Теперь было понятно, что девушка не ждет ответов, разговаривая сама с собой.
"Тебе нужен священник или психоаналитик? Ни на первую ни на вторую роль я не подхожу, Хиномори-кун... Да и понять твоих нравственных мучений не могу. У меня с этим всегда было попроще... По крайней мере в плане решений помогать кому-то или нет...  Как же ты живешь без внутреннего понятия справедливости?"
И тут фукутайче неосторожно упомянула то, чего не стоило:
...поправляйтесь ради Мацумото-самы..вы ей очень дороги..и исправьте свою вину перед ней..
"Сдохнуть мне на месте, если это хоть каким-то боком твое дело! Шла бы ты уже... "
Лис недовольно отвернулся. Момо постучала, но ей не открыли, Гин решил, что придется выслушать еще парочку нравоучений, но тут тяжелая дверь отворилась и в палате нарисовалась капитан Четвертого.
"А вот и спасение..."
- Вы решили, что Четвертый отряд не справится со своими обязанностями, и решили помочь?
"Или нет? Сейчас будет нудеть, а по существу ничего не сделает... Вас не волнует, каким образом она минула охрану? Вот из-за такой расхлябанности и отсутствия четкой дисциплины, становится возможно обмануть Готей... Айзен воспользовался слабыми местами системы, неужели вас это ничему не научило?"
Сегодня явно был не его день. Мало того что рана болела сильнее, так еще и отвлекали от размышлений, а ему было необходимо разобраться в себе.
- Здравствуйте, Ичимару-сан. Как Вы себя чувствуете?
"Да зашибись, все круто! Разве не видно?!"
Лис уставился на потолок и, вздохнув, прикрыл глаза, не следя за Ретцу, осматривающую его профессиональным взглядом врачевателя.
"Интересно, что ответит Хиномори... Мне... интересно? - Гин прислушался к себе, но промелькнувший намек на любопытство было не настолько велико, чтобы беспокоиться об этом, - а, нет... показалось..."

10

Стоило Хинамори найти новую цель здя занятий с Ичимару, как за спиной отворилась дверь и в палату вошла Унахана-тайчо, с серьезным и пронзительным взглядом, от чего лейтенант немного испугалась.
-Ой ой..она явно недовольна моему присутствию..
-Унахана-тайчо! Рада вас видеть!- с легкой улыбкой ответила Момо.
Но капитан был настроен не слишком дружелюбно и даже подозрительно.
- Вы решили, что Четвертый отряд не справится со своими обязанностями, и решили помочь?
-Мне ли обсуждать ваши способности..та что жива благодаря им..Унахана-сан..но что за вопрос...словно..
- Вы уверены, что имеете необходимую для этого квалификацию? К тому же, разве Ваши обязанности сейчас заключаются не в подготовке празднования?
Хинамори убедилась в том что капитан явно пытается показать её свое место по рангу,  можно сказать даже что она принежала её, на что Момо, некогда милое создание вновь почувствовала прилив агрессии и жестокости но удержала это под легкой гримасой невинной овечки.
-Простите меня Унахана-сан! Я никоем разом не хотела бросать тень на ваши способности лекаря и уж тем более соперничать в этом с вами!
Капитан высказав колкие замечания вернулась к больному, что все так же молча лежал на кровати.
-Последнее время я стала замечать что меняюсь..и самое странное в такие моменты ..я чувствую себя счастливой.. Но стоит быть более сдержанной и осторожной..
Тихо наблюдая за выражением лица Рецу, Хинамори заметила что она остановила взгляд на ошейнике Гина.
-Стоило бы снять его ..хотя бы на время..вы так не считаете тайчо? Я знаю что он предатель..но он может знать ответы на многие вопросы..что может помочь в будущем..- тихим голоском проговорила Момо, сделав жалостливое выражение лица.
-А вообще я искала вас.- вдруг прервала она сама себя, - Хотела узнать про Ренджи ...и если можно хотела бы навестить их...

11

Ичимару молчал. Впрочем, другого Рецу от него и не ждала. Когда она подошла ближе, мужчина поощрил взглядом потолок, а потом и вовсе закрыл глаза. Рецу пробежалась пальцами вдоль раны на его груди. Даже сейчас, несмотря на неумело наложенную Хинамори повязку, должно было ощущаться исходящее от рук тепло.
"А рана-то все еще кровоточит...", - капитан мгновенно определила дальнейшую тактику лечения, но сейчас это не сработает так хорошо, как нужно...
А вот поведение лейтенанта Пятого отряда оказалось для Уноханы абсолютной неожиданностью. Сначала - обычные приветствия, извинения, но потом... Девушка предложила сделать то, о чем капитан и так уже раздумывала: снять с раненого блокирующий реяцу ошейник. И все пояснения Момо о том, что рассказ Гина поможет нам, о том, что этот шинигами... Впрочем, уже не шинигами, нам нужен - казались надуманными. "Она действительно его жалеет, в этом вся Хинамори..." Только вот та Хинамори, которую Рецу знала, скорее всего выбежала бы из палаты если не тогда, когда вошла капитан, то после ее слов. А уж предложить снять ошейник... И еще, так вот просто игнорировать приказ главнокомандующего? Она должна быть совсем в другом месте сейчас... Впрочем, возможно, Унохана ошибалась насчет этой девочки, возможно, слишком плохо знала ее до сих пор?
- Хинамори-фукутайчо, позвольте мне, пожалуйста, - это слово женщина произнесла с некоторым нажимом, - самой заняться моим пациентом, - при Гине не хотелось отчитывать девчушку за происходящее. Не нужно, чтобы человек, которому мы не можем полностью доверять, слышал это.
Теперь Рецу положила обе ладони - одну выше, другую ниже, на рану, накрыв максимально возможную площадь. От рук веяло теплом и свежестью, и эти чувства будто вытесняли боль, занимая ее место.
- И почему же Вы решили искать меня именно здесь, а не в моем кабинете? - капитан вновь обратилась к Хинамори, не прекращая, впрочем, действия кидо, - Абараи-фукутайчо все еще в тяжелом состоянии, но угрозы жизни нет. Вы можете навестить его, если хотите. И если, конечно, у Вас есть свободное время, - Рецу посмотрела на девушку очень внимательно.

12

Словно искорка промелькнула между женщинами в момент последнего предложения Момо снять ошейник с предателя, но Момо ничуть не изменилась в лице, продолжая излучать невинность.
-Хинамори-фукутайчо - обратилась капитанша к лейтенанту с явной дерзостью в произношении. Хинамори приняла это даже забавным, но все же прислушалась к дальнейшим речам.
-Я вас слушаю тайчо!
-позвольте мне, пожалуйста, самой заняться моим пациентом.- шинигами говорила четко и внятно делая ударения на некоторых словах таких как "САМОЙ" и "МОИМ". Момо не стала ничего отвечать, покорно отойдя к окну и притихла, разглядывая яркое небо за решетками палаты.
-действительно тратить здесь время..когда впереди еще столько работы..да еще и этот праздник..если бы Айзен-тайчо был тут..словно ничего и не произошло..я бы наверное воодушевленно рассказывала бы ему планы, советовалась бы, какие шары лучше принести из мира живых..какой торт лучше заказать у поваров, но этого не будет уже никогда..я одна..словно бы дав это задание меня просто напросто отшвырнули дабы не мешалась под ногами..хотя если подумать пока это меня должно устраивать.
Мысли Хинамори прервал неожиданный для нее голос Уноханы.
- И почему же Вы решили искать меня именно здесь, а не в моем кабинете?
На лице девушки отразилась некая грусть.
- Если честно я и не думала искать вас здесь..сюда я попала случайно..по нелепой ошибке...а когда увидела Ичимару-тай..его с кровавыми бинтами на груди просто не смогла развернуться и уйти ..возможно чувство ответственности перед нуждающемся..задержало меня здесь...- девушка перевела взгляд на Гина  выразив в нем подобие жалости. -такой слабый ...беззащитный...тот кто поставил на кон все что имел, даже любовь и с треском потерял все..разве не заслуживает капельку сострадания?
- Абараи-фукутайчо все еще в тяжелом состоянии, но угрозы жизни нет. Вы можете навестить его, если хотите. И если, конечно, у Вас есть свободное время.- выпалила капитанша, на что девушка расцвела.
-Как же я рада слышать что Абараи уже ничего не угрожает! Я очень хочу его навестить..но вы правы..все свое свободное время я уже истратила, пожалуй я пойду...-продвинувшись к двери Момо еще раз взглянула на Гина с легкой усмешкой и вновь постучав вышла прочь.
--------------) Лазарет

Отредактировано Hinamori Momo (2012-06-01 21:04:32)

13

"Хинамори... Ох уж этот ребенок... И как ее угораздило стать лейтенантом?" - нет, Рецу не считала, что Момо не заслужила свою должность. Заслужила. Но эта девочка не создана для руководства отрядом, не создана для войны, для того, чтобы убивать. "Почему она оказалась здесь, в Готее-13?"
- Не забывайте, где Вы находитесь, Хинамори-фукутайчо. Я Вас уверяю, здесь найдутся те, кто сможет позаботиться об Ичимару-сане, - Рецу улыбнулась своей обычной улыбкой.
"Потерял все? Заслуживает сострадания? Возможно. Впрочем, в любом случае заслуживает, конечно", - рана больше не кровоточила. Капитан не могла видеть этого под бинтами, но могла почувствовать. Теперь она приподняла руки так, чтобы ладони оказались в нескольких сантиметрах от груди пациента и произнесла другое кидо.  Пальцы окутало мягкое светло-синее свечение. Теперь нужно было проверить, нет ли внутреннего кровотечения, которое нельзя диагносцировать сразу.
Впрочем, Рецу сейчас беспокоило не кровотечение - с ним можно справится достаточно легко, а лихорадка, которая могла являться только следствием попавшей в рану инфекции. И хорошо еще, если только в рану. "Нужно будет взять кровь на бактериологический анализ..."
-Как же я рада слышать что Абараи уже ничего не угрожает! Я очень хочу его навестить..но вы правы..все свое свободное время я уже истратила, пожалуй я пойду...- радостно проговорила Хинамори и направилась к выходу. Рецу не была уверена, но кажется, девушка посмотрела на Ичимару с какой-то усмешкой... "К чему бы это? Или действительно показалось?"
- До свидания, Хинамори-фукутайчо, - ответила Унохана, - берегите себя.
- Ну что ж, Ичимару-сан, - вновь заговорила Рецу, как только дверь за лейтенантом пятого отряда закрылась, - похоже, повязки придется поменять еще раз. Потерпите?

14

Разговор между лейтенантом пятого и капитаном четвертого походил на скрытое рычание двух самок, метящих территорию. Гин слушал, прикрыв глаза, ничем не выражая заинтересованности.
"Интересно, что такое между этими двумя, не поделили чего-то? Хинамори после предательства Айзена, скорее всего, чувствует себя потерянной, не знает куда приткнуться... Требует внимания... а, не находя его, злиться и обижается... Унохана должна была бы проявить больше чуткости... Но и она права, требуя подчинения и соблюдения субординации... Айзен был в этом профи..."
Мыли Лиса снова вернулись в то время, когда все было предельно ясно, была цель и интерес к жизни. Тогда не этого не ценил, считая, что все каждый прожитый день - всего лишь шаг на пути, который нужно одолеть. Вспомнилось путешествие троицы в Каракуру.
"Вот тогда было весело! Наблюдать за Канаме, который искал встречи с Хисаги и пытался это скрыть, не зная, что эта встреча подстроена мной..."
Словно через силу, всплыла в памяти картинка последнего боя и осознание, что Тоусен мертв. Гину стало немного жаль... Если бы соратник лежал в соседней палате, было бы, наверное, не так тошно...
"Но он бы никогда не принял возвращения и все закончилось бы тюремным заточением... Может то, что он умер - к лучшему... Абараи выжил..."
В ответ на слова Уноханы о лейтенанте Кучики, Ичимару чуть заметно вздохнул.
"Это хорошо, значит Фонг успела, отлично."
Хинамори попрощалась, Змей повернул голову и перехватил ее взгляд. Голубые глаза на секунду прикрылись ресницами:
"Я тебе даже сочувствую, Момо-чан... Но какой в этом прок..."
Лечение Ретцу было достаточно продуктивным. Резкая боль отступила, но на смену пришла тягучая ломота в костях и мышцах. Хотелось двигаться, размять затекшие суставы, но Лис упорно оставался недвижимым. Думать стало легче, что совершенно не радовало экс-санбантай-тайчо, он предпочел бы физические страдания моральным. Впрочем, облегчение было не настолько существенным, как показалось вначале. Тянущее ощущение спустилось к желудку, начало подташнивать, серебристый шинигами сделал пару глотков воздуха ртом, ощутимо побледнел, казалось кровь отхлынула от головы, на лбу появилась испарина, а перед глазами - черные точки. Койка закачалась и Ичимару понял, что теряет сознание.
"Наконец-то..."

15

Такеши Сора

Третий офицер третьего же отряда Такеши Сора до последнего не верила в то, что капитан Ичимару бросил свой отряд. Даже когда все факты указывали на это, девушке не хотелось думать, что Гин предал. Сознание её было зациклено на одной лишь мысли: говорите, что хотите, а я не поверю. Поэтому она стремилась попасть на битву против Айзена и его приспешников, чтобы лично убедиться в правильности своих мыслей.  Чтобы увидеть, что Ичимару тайчё на самом деле не на стороне предателей.
Однако по некоторым причинам на поле сражений офицеру так и не удалось попасть, поэтому она с нетерпением ждала новостей с фронта, ждала окончания битвы, ждала, что вот её капитан появится и развеет все сомнения. А пока приходилось приглядывать за отрядом - ведь на время битвы он остался без своей "верхушки" в лице двух высших офицеров.
И вот битва окончена. Воины Готея-13 вышли из неё победителями, Айзен пленён, а уж после до третьего отряда долетели слухи о том, что тяжело раненый Ичимару Гин доставлен в лазарет Четвёртого отряда.
Тяжело раненый. Ичимару Гин.
Живой, чёрт возьми!
Сказать, что девушка была очень рада - не сказать ничего. Её капитан снова на территории Готея-13, и он не уйдёт больше. Откуда такая уверенность - вопрос отдельный, но оставим его заскобками. Ведь это не важно. Главное сейчас - добежать до Четвёртого. Представиться и попросить, нет, настоять на праве доступа в палату Ичимару. (Ох уж эти формальности!)
И вотдевушка уже стоит на пороге палаты, где на койке лежит серебристоволосый шинигами..
- Ичимару тайчё, - тихо произнесла офицер, приближаясь к койке. Почтительно кивает капитану Четвёртого отряда. - Унохана тайчё, Вы позволите? - Вопрос риторический. Потому что девушка не позволит себя сейчас выпроводить отсюда, она так долго ждала этого момента!

ОФФ: пост по договорённости с тайчё), если что не так - поправим.

Made by Daniel de Anderisso.

16

Казалось бы, все шло достаточно хорошо, но Рецу все равно была настороже, ожидая любого развития событий. И оно оказалось не самым удачным.  "Ну кудааа???!"
- Ичимару! Ичимару! Ты слышишь меня? - голос женщины был твердым и настойчивым, без намека на панику. Впрочем, скорее всего не слышит. И Унохана наконец решилась. Тонкие пальцы скользнули по шее пациента, нащупывая застежку блокирующего реяцу ошейника и, наконец, расстегивая его. "Вот так дело должно пойти лучше..." - Рецу отложила девайс на тумбочку, затем коснулась кончиками пальцев лба сереброволосого шинигами и произнесла формулу очередного кидо. Эта манипуляция "выдергивала" шинигами из бессознательного состояния достаточно жестко, но сейчас Унохана не хотела рисковать и применять более мягкие, но более энергозатратные методы. Затратные не для нее, а для пациента.
- Ичимару-сан! Открываем глаза, смотрим на меня! - все тем же твердым, почти приказным тоном. А иначе нельзя. Если говорить добрым, ласковым голосом, реакции не будет. Нужен некий "раздражитель".
Дверь палаты вновь отворилась. "Ну кто еще?!"
"Кем-то" оказалась девушка, офицер третьего отряда. Не то, чтобы Рецу хорошо ее знала, но будучи капитаном четвертого отряда сложно не знать большую часть офицерского, да и не только, состава Готей-13.
- Вы спрашиваете, позволю ли я, уже после того, как вошли в комнату. Каков смысл Вашего вопроса? - Рецу повернулась к вошедшей, - боюсь, что сейчас Вы можете мне помешать. Какова цель Вашего визита? Что-то срочное?
Впрочем, сложно было не понять эту самую цель визита... Девочка прибежала как только узнала, что ее бывший капитан здесь. "Хочет выяснить, действительно ли он предатель? Или просто удостовериться, что жив?"

17

Не успел мятежный шинигами насладиться спасительным отсутствием сознания, как его выдернули из забытья. Впрочем, точно сказать, сколько он провел в темноте, он не мог. Снова эти белые стены... На мгновение показалось, что он в Уэко, но тут же ощущение реатцу подсказало настоящее местопребывание.
"Что? Как?!" - тут же сообразив, что чувствовать он ничего не должен, инстинктивно дернулся, накрывая пальцами горло - ошейника не было, зато рядом стояла Унохана, со спокойным беспокойством, присущим ей одной, вглядываясь в его лицо.
Лис рассмеялся. По крайней мере, так он думал, на деле, из бледных, пересохших губ вырвался хриплый кашель, но уголки рта, все же дернулись в усмешке.
"Я бы себя... не то что от ошейника... что же вы все такие... добрые... неужели я такой... хороший, что заслуживаю? Впрочем, вы Унохана-сан, заботитесь обо всех, просто из каких-то дзен-буддистских представлений о мире..."
Так ничего и не сказав, Лис, все-таки выполнил просьбу женщины, посмотрев на нее, сглотнул, ощущая во рту железный привкус, и тут же повернул голову: дверь в палату отворилась.
"Сора..."
Это было первое лицо, которое не вызывало у бывшего капитана третьего желания закрыть глаза и больше ничего не знать, не понимать, не быть... Девушка здорово помогла ему в свое время, но, в отличие от других, Гина не преследовало чувство вины по отношению к ней. Она умела выполнять просьбы, не навязывая ему чувства долга и ответственности, чем оказывалась не только удобна и полезна, но и приятна. Альбинос был уверен, что сейчас, даже если они останутся наедине, на него не выльется ряд вопросов, требований объясниться и, тем более, плача или злости. Он был бы даже не против поговорить с ней...
"Но вот только о чем? Мне решительно нечего ей сказать, я не могу ни успокоить, ни дать надежду на будущее, ни... да вообще ничего. Тем более..."
Помня о присутствии капитанан четвертого, альбинос украдкой взглянул на нее, с некоторым... неравнодушием, ожидая, чем закончится этот разговор.
"Лучше бы ты с таким рвением воспитывала тех, кто нуждается в этом..."
Змей вздохнул, перехватывая взгляд Такеши, стараясь ободрить, сохраняя при этом обычную мимику. И впервые понял, что иногда молчать гораздо сложнее, чем он думал...

18

Такеши Сора

Этого следовало ожидать. Поскольку больной находился в тяжёлом состоянии, не допускать к нему никого было бы нормальным поведением для любого врача. Однако сейчас вот так развернуться и уйти? - это не представлялось девушке возможным. Значит, нужен повод, чтобы остаться. Ждать, пока бывшего капитана выпишут - слишком долго и, к тому же, бесполезно: наверняка его просто не выпустят отсюда в "свободный полёт", ибо факт предательства не спишешь, а Готею с его законами плевать на мотивы этого самого "предательства". Ведь Готей - военная организация, как-никак, иначе ту нельзя.
К тому же, в это предательство верили наверняка все. Все, кроме Соры. И она не хотела, чтобы к её капитану применили высшую меру наказания, казнь. Как и какую-либо другую меру.
У него были свои причины поступить так, как он поступил. В этом сомнений нет.
Такеши поймала взгляд альбиноса. И едва заметно кивнула ему. Обычный кивок подчинённого начальнику - и надежда во взгляде. Разговор должен был состояться в любом случае. Судя по состоянию Ичимару, Унохана тайчё прямо сейчас его вряд ли куда-то поведёт. И всё время находиться тут вряд ли будет, ведь у неё много дел в связи с окончанием Зимней битвы. Нужно следить за работой своих подопечных и так далее...
- Да, - был ответ на вопрос капитана Четвёртого о срочности. - В каком-то смысле. Пока Ичимару тайчё и Кира фукутайчё отсутствовали, фактически управлять отрядом приходилось мне. И среди офицеров нашлись те, кто заявил, что достоин более высокого положения в отряде. Мне удалось их усмирить, некоторых даже убедить в их неправоте, но в отряде всё равно неспокойно. Мне хотелось бы поговорить об этом с Ичимару тайчё, наедине. Могу я рассчитывать на это?..

ОФФ: Это первое, что пришло ко мне в голову. Тапки кидать в ЛеС.

Made by Daniel de Anderisso.

19

=================> Район, прилегающий к кладбищу.
Матсумото, ловко маневрируя между родными зданиями Готей-13, почти по памяти нашла казармы четвертого отряда. Вообще, каждый шинигами должен знать дороги в три отряда: а) в свой, ибо стыдно такого не знать, б) в четвертый отряд, ибо собрать тебя по частям могут только тут. Еще в 12-ом, конечно. Могут, но не хотят. и в) дорогу в одиннадцатый отряд, что бы не дай КПСС оказаться там вообще. Так что добралась Рангику до лекарей почти с зарытыми глазами. На территории отряда с цифрой Йон царили суета, создаваемая подчиненными Уноханы и запах какого-то лекарства, видно, обеззараживающего. Раненых было достаточно, отпечатки зимней битвы остались на каждом. Выруливший из палаты номер N юноша, заметив Фукутайчо десятого, поспешил к ней:
-Вам что-либо угодно, Матсумото-сан?
-Нет.-девушка, хотевшая найти руководство, вдруг опомнилась,- То есть, да! Поступил ли к вам капитан Тоширо Хитсугая?
-Не могу знать,-что-то припоминая, проговорил парень,-Вероятно, Унохана-тайчо в курсе.
-А где ее можно найти?- на этой фразе мальчик как-то сконфузился, с лица его пропали все эмоции, кроме какого-то непонятного раздражения. Рангику насторожилась.
-В палате номер... восемь, Матсумото-сан.-лейтенант даже не успела его поблагодарить и попросить себе плед с жаропонижающим, как юноша растворился в толпе врачующих шинигами, продолжая работать.
-Что она, меноса в эту палату лечить притащила, что ли?-недоуменно, девушка проводила взглядом ее информатора и, решив, что наверное, ему просто досталось от начальства, отправилась искать эту самую палату нумер "8". Искать долго не пришлось, но к Рангику пришла новая порция недоумения. Такое ощущение, что мысли про меноса были правдивыми, ибо массивная железная дверь сего помещения говорила о том, что хрен кто отсюда сбежит. Однако, лейтенант постучалась и, не оставляя субординацию в коридоре одну,сама осталась за дверью дожидаться характерного звука разрешения/запрета, только лишь спросив:
-Разрешите? -одежда и волосы никак не хотели высыхать на девушке, оставаясь влажными от дождя Каракуры, Рангику не подумала о том, что будет немного неуважительно предстать так перед капитаном другого отряда. Но сокрушаться по этому поводу поздно, девушка, в ожидании реацкии по ту сторону двери, провела по волосам, более менее укладывая их и отряхнула полы формы, придавая себе менее несчастный вид промокшей курицы.
Ниточка знакомой реацу ворвалась в осязательный мир Матсумото. То был не Хитсугая, и даже не капитан с некоторых пор. Рангику застыла со штаниной хакама в руках, проверяя свои ощущения. Нет, не обманулась. Слабая пульсация не смогла затеряться в духовных силах других.
-Попался...

20

"Ну вот, так-то лучше", - Унохана взяла с тумбы марлевую салфетку, обмакнула ее в стакан с водой и провела по губам Ичимару так, чтобы не только увлажнить их, но и чтобы часть жидкости попала в рот.
- А руки опустите, Ичимару-сан, не тратьте силы. И глупостей не делайте, иначе я буду вынуждена вернуть эту штуку, - она кивнула  в сторону блокирующего реяцу ошейника, лежащего рядом, - туда, где она была. А сейчас это меньше всего нужно и Вам и мне, -Рецу убрала салфетку и вновь задержала руки над раной, используя кидо.
- Нет, Такеши-сан, - опять обратилась женщина к вошедшей, - на это рассчитывать Вы не можете. Не в обиду Вам будет сказано, но Ваш ранг и сила недостаточны для того, чтобы я могла разрешить Вам остаться наедине с капитаном, хоть и бывшим, обвиняемым в столь тяжком преступлении. Более того, сейчас Вы мешаете мне выполнять мои обязанности. Я прошу вас покинуть помещение.
Капитан Четвертого отряда хотела сказать что-то еще, но не успела. В дверь вновь постучали, и Рецу услышала голос лейтенанта десятого отряда Мацумото Рангику.
"Что же за ажиотаж такой сегодня в лазарете? Кто придет следующим?". В планы Уноханы никак не входило наличие в ее владениях толпы народу. Более того, уж кого-кого, а Рангику-сан она здесь видеть хотела меньше всего, учитывая ее отношение к экс-капитану Третьего отряда.

Дождавшись, пока вновь воцарится тишина, Рецу закончила перевязку, удостоверилась в том, что пациенту ничего не угрожает, и вышла, не забыв дать указания охране.


Вы здесь » Bleach » IV Отряд » Палата №8


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC